Loading…
Трансформация представлений об использовании специальных знаний в судопроизводстве

Рассмотрению вопросов использования специальных знаний в судопроизводстве посвящена обширная литература. По мнению Г.Г. Зуйкова, применительно к процессу судопроизводства специальные познания - это прежде всего основанные на теории и закрепленные практикой глубокие и разносторонние знания приемов и средств, обеспечивающих обнаружение, фиксацию и исследование доказательств. Нередко специальные знания рассматриваются как "профессиональные знания в области науки, техники, искусства или ремесла, используемые соответствующими сведущими лицами, действующими в уголовном или гражданском процессе в качестве специалистов или экспертов, а также производящими специальные исследования или ведомственные проверки по поручениям государственных органов.

Удачно, по нашему мнению, отражает сущность и цель использования специальных знаний в судопроизводстве определение, данное Е.И. Зуевым, который полагал, что специальными являются профессиональные, соответствующие современному уровню развития знания (исключая области процессуального и материального права) в науке, технике, искусстве или ремесле, использование которых в целях решения задач судопроизводства содействует выявлению доказательственной и ориентирующей информации, приобретающей значение при установлении истины по уголовным и гражданским делам. Имеются и другие, незначительно отличающиеся от упомянутых, толкования данного термина.

Однако в современных социально-экономических условиях, когда успешность правовой реформы неразрывно связана с объективизацией судопроизводства, их роль существенно возрастает, и не только в раскрытии и предупреждении преступлений, в доказывании по уголовным делам и гражданским делам, но и в производстве по делам об административных правонарушениях. Кроме того, в сферу судопроизводства интегрируются все новые и новые достижения бурно развивающихся науки и техники, новых областей знания, новых технологий. Эти обстоятельства обусловливают неизбежную трансформацию представлений о специальных знаниях.

Ю.К. Орлов полагает, что специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и житейского опыта. Ими обладает более или менее узкий круг лиц. Аналогичных взглядов придерживается и М.К. Треушников, который утверждает, что под специальными знаниями в гражданском и арбитражном процессе понимаются такие знания, которые находятся за пределами правовых знаний, общеизвестных обобщений, вытекающих из опыта людей .

Как справедливо замечает Т.В. Сахнова, проблема разграничения обыденного и специального знания применительно к гражданскому и арбитражному процессу есть проблема определения критериев потребности в специальных знаниях. За исключением случаев, специально предусмотренных в законе, решение этого вопроса отдано на усмотрение следователя, суда, органа, рассматривающего административное правонарушение. Т.В. Сахнова формулирует ряд объективных предпосылок использования специальных знаний, на которых строится это усмотрение: норма права (материального или процессуального), содержащая специальные элементы в определенной форме; уровень развития научных знаний, позволяющий использовать их для практических целей; наличие объективной связи между способом применения научных знаний и юридической целью их использования.

Однако разработка вышеуказанных критериев определяет именно критерии использования тех или иных знаний, но не дефиницию "общеизвестные знания", которая носит, по мнению Е.Р. Россинской, субъективный оценочный характер, так же как и термин "общеобразовательная подготовка". Мы согласны с мнением Е.Р. Россинской, что соотношение специальных и общеизвестных знаний по своей природе изменчиво, зависит от уровня развития социума и интегрированности научных знаний в повседневную жизнь человека. Расширение и углубление знаний о каком-то явлении, процессе, предмете приводит к тому, что знания становятся более дифференцированными, системными, доступными все более широкому кругу лиц. В конечном итоге сфера обыденных знаний обогащается.

Так, например, ст. 11.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) предусмотрена ответственность за нарушение правил фотографирования, видеосъемки либо пользование средствами радиосвязи с борта воздушного судна. Если менее десяти лет назад были необходимы специальные знания для отнесения устройства, используемого пассажиром, к сотовому мобильному телефону, то в настоящее время этот вопрос перешел в область общеизвестных знаний. В то же время, наряду с общеизвестными фотоаппаратами и видеокамерами для фотографирования и видеосъемки могут использоваться самые различные устройства, как-то: сотовые телефоны, карманные компьютеры и пр. Для установления наличия этих функций у прибора и факта совершения с их помощью административного правонарушения необходимы специальные знания.

Таким образом, за счет более глубокого научного познания явлений, процессов, предметов вроде бы очевидные обыденные представления о них отвергаются, возникают новые научные обоснования, которые приобретают характер специальных знаний. Так, например, нередко должностные лица, рассматривающие дела об административных правонарушениях, для установления субъективной стороны состава правонарушения анализируют поведение лица в аварийной ситуации, целиком полагаясь на житейский опыт и здравый смысл и игнорируя возможности использования специальных знаний в области психологии.

А.А. Эйсман утверждал, что специальные знания - это знания не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения, это знания, которыми располагает достаточно ограниченный круг специалистов. В этой связи Е.Р. Россинская отмечает, что глобальная информатизация, которую сейчас переживают многие страны, в том числе и Россия, безусловно, сильно влияет на критерии, определяющие общедоступность, обыденность знаний. Действительно, являются ли специальными или общеизвестными сведения, изложенные в предназначенных для широкого круга читателей энциклопедиях, справочниках, словарях, представленные в электронных средствах массовой информации, глобальной компьютерной сети "Internet"? Отнесение знаний к общеизвестным, обыденным, общедоступным существенным образом зависит от образовательного и интеллектуального уровня данного субъекта, его жизненного и профессионального опыта .

Анализ литературы показывает, что до недавнего времени существовало практически единодушное мнение: юридические знания не являются специальными. Однако нигде в законе прямо не указывается, что юридические знания не могут быть специальными, однако еще в 1971 г. Пленум Верховного Суда СССР разъяснял, что "суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)".

Данное Постановление Пленума Верховного Суда СССР было принято более тридцати лет назад и касалось исключительно вопросов уголовного судопроизводства. В настоящее время судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, как правило, в своей деятельности владеют и используют ограниченный круг нормативных правовых актов и не в состоянии в необходимой степени ориентироваться во всех тонкостях современного обширного административного законодательства, которое к тому же постоянно изменяется и развивается. В этих сложных условиях в административном праве можно условно очертить круг общеизвестных для практикующих юристов, наиболее часто востребуемых ими знаний и специальных знаний.

Впервые юридические знания были отнесены к специальным в практике рассмотрения дел в Конституционном суде. Статья 63 Федерального конституционного закона "О Конституционном суде Российской Федерации" гласит, что в заседание Конституционного Суда Российской Федерации может быть вызвано в качестве эксперта лицо, обладающее специальными знаниями по вопросам, касающимся рассматриваемого дела. Казалось бы, здесь нет противоречия с приведенным выше подходом большинства процессуалистов, однако анализ практики рассмотрения дел в Конституционном Суде РФ показывает, что во многих случаях в качестве экспертов вызываются высококвалифицированные юристы, и на их разрешение ставятся вопросы чисто правового характера, касающиеся трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального права.

Тезис о том, что в области административной юрисдикции юридические знания можно рассматривать как специальные, нашел свое косвенное отражение еще в начале семидесятых годов прошлого века в работах Е.В. Додина. Он указывал, что по своей сущности административный процесс представляет собой процесс познания, а познавательная деятельность управленческих органов, направленная на выяснение фактических обстоятельств дела, требующего правоприменения, является специальным видом познания .

Действительно, в отличие от Уголовного кодекса РФ подавляющее большинство норм, содержащихся в КоАП РФ и в законах субъектов РФ об административных правонарушениях, либо являются явно бланкетными, отсылающими к многочисленным и разнообразным нормативно-правовым актам, либо из их содержания вытекает неизбежность обращения к иным законодательным, а главным образом к подзаконным актам. Ориентирование в большинстве из них невозможно без соответствующих юридических специальных знаний.

Однако изложенное выше не означает, что юридические и представляющиеся на первый взгляд общеизвестными знания составляют основу специальных знаний. На самом деле подавляющее большинство специальных знаний, востребованных в процессе производства по делам об административных правонарушениях, составляют естественно-научные, технические и гуманитарные знания неюридического характера. Это естественно, поскольку к административным правонарушениям в соответствии с КоАП РФ относятся правонарушения: посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность; правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования; в промышленности, строительстве и энергетике; в сельском хозяйстве, ветеринарии и мелиорации земель; правонарушения на транспорте и в области дорожного движения; правонарушения в области связи и информации, в области предпринимательской деятельности, финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг, в области таможенного дела и др. Существует немало примеров использования специалистами и экспертами специальных знаний из соответствующих отраслей науки и техники при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Таким образом, если многие годы проблема использования специальных знаний была интересна прежде всего для уголовного и гражданского судопроизводства, то в последнее время она стала актуальной и для производства по делам об административных правонарушениях. Не случайно в КоАП РФ законодатель значительно усилил по сравнению с ранее действовавшим КоАП РСФСР процессуальную регламентацию использования специальных знаний при производстве по делам данной категории.