Loading…
Быть или не быть мировой юстиции в России?

В конце XX в. в России была возрождена мировая юстиция. Восьмилетний опыт показал, что институт мировых судей имеет ряд проблем. Основной проблемой, по моему мнению, можно считать противоречия между Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации"  и Федеральным законом "О мировых судьях в Российской Федерации". Согласно ч. 2 ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", которая озаглавлена "Суды в Российской Федерации", мировые суды отнесены к разряду судов общей юрисдикции, т.е. приобрели статус учреждения, а ч. 3 ст. 4 уточняет, что они относятся к судам субъектов Российской Федерации.

Еще одной проблемой, полагаю, являются противоречия между федеральным законом и региональным. Так, Закон РТ "О мировых судьях Республики Татарстан" в общих моментах повторяет Федеральный закон "О мировых судьях в Российской Федерации" (одинаковое количество статей, название). Однако имеются отличия в сторону ущемления некоторых конституционных основ:

1) население Республики Татарстан не может принимать участие в выборах мировых судей ;

2) в соответствии со ст. 6 Закона РТ "О мировых судьях Республики Татарстан" мировой судья только избирается на должность Государственным Советом РТ;

3) закон РТ не предусматривает возможность назначать мировых судей, что предусмотрено Федеральным законом "О мировых судьях в Российской Федерации";

4) закон РТ ограничивает право мировых судей при осуществлении правосудия заседать в мантии и (или) иметь другой отличительный знак своей должности.

К следующей проблеме можно отнести вопросы материально-технического обеспечения деятельности мировых судей. Федеральным законодательством установлено, что решение данного вопроса находится в компетенции субъектов Российской Федерации. Я думаю, что необходимо материально-техническое обеспечение, как и заработную плату мировых судей, передать в компетенцию федерального бюджета. Основной довод в защиту этого п. "о" ст. 71 (в ведении Российской Федерации находятся вопросы судопроизводства) и ст. 124 Конституции РФ (финансирование судов производится ТОЛЬКО из федерального бюджета) (выделено мной. - Р.Г.). Полагаю неверным разделение вопроса вознаграждения за труд и материально-технического обеспечения мировых судей по разным уровням бюджетов. В качестве еще одной проблемы в данной сфере в юридической литературе выделяют толкование термина "социальные выплаты" мировых судей. Беседы с мировыми судьями Республики Татарстан подтверждают выводы, сделанные судьей Жадновым в его статье. Единственное, с чем не могу согласиться, - это с утверждением о том, что финансирование вызовов по инициативе мирового судьи свидетелей, экспертов и специалистов должно осуществляться из федерального бюджета . Однако анализ ст. 96 ГПК РФ показывает, что оплата вызова осуществляется за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого действует мировой судья. Иначе данный вопрос решается в уголовном судопроизводстве. Согласно ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки по вызову свидетеля, эксперта и специалиста возмещаются за счет федерального бюджета. Думаю, позицию законодателя о разграничении возмещения издержек по вызову свидетеля, эксперта в уголовном судопроизводстве из федерального бюджета и те же самые издержки в гражданском судопроизводстве из бюджета субъекта РФ неправильной. Хотелось бы напомнить, что вопросы судопроизводства, в том числе о возмещения судебных издержек, находятся в исключительной компетенции Российской Федерации. Выходит, нормой ст. 96 ГПК РФ нарушаются конституционные принципы судопроизводства (ст. 124 Конституции РФ "финансирование судов производится ТОЛЬКО (выделено мной. - Р.Г.) из федерального бюджета").

Хочу обратить внимание на вопросы о компетенции мировых судей. Вводя институт "мировых судей", законодатель стремился освободить судей федеральных судов от рассмотрения незначительных уголовных, гражданских, административных дел (споров). Можно утверждать, что законодатель достиг поставленной цели и "разгрузил" судей федеральных судов от "мелких дел". В правовом смысле мелких дел не бывает. Рассмотрение любого дела требует от судей любых уровней больших умственных, физических и нравственных затрат. Однако анализ нагрузок норм мировых судей позволяет утверждать, что в крупных городах нагрузка на одного мирового судью превышает допустимые нормы в 4 раза. Полагаю возможным внести изменения в ст. 4 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации", где установить следующее соотношение: один судебный участок - до 15 тыс. человек, И НЕ БОЛЕЕ (выделено мной. - Р.Г.).

К еще одной из проблем можно отнести отсутствие в федеральном законе и во многих законах субъектов о мировых судьях норм, посвященных "целям и задачам", стоящим перед мировыми судьями. Считаю правильным мнение судьи В.В. Дорошкова, высказанное им в статье, посвященной проблемам мировой юстиции в России (Дорошков В.В. Судья для мира // Эж-Юрист. 2004. N 10).

Из беседы с некоторыми мировыми судьями мной была выделена проблема информатизации мировых судей, особенно актуальна проблема выхода в информационную сеть Интернет. Полагаю, необходимо принять федеральный закон, который бы регулировал вопросы обеспечения справочно-правовыми системами мировых судей, а также предусмотрел объединение (соединение) по локальной сети или в локальную информационную систему.

Еще одна трудность, с которой сталкиваются мировые судьи, - это взаимоотношения с органами дознания по вопросам судимости. Часто встречаются случаи, когда дознаватель передает уголовные дела без данных о наличии или отсутствии судимости обвиняемого, тем самым вынуждая мирового судью заниматься несвойственными ему функциями.

Итак, подводя итог сказанному, можно ответить на главный вопрос, поставленный мной в статье. Считаю, что мировая юстиция вправе существовать в России, но имеющиеся проблемы не позволяют говорить об успешности развития института мировых судей. Ущерб институту наносят, на мой взгляд, следующие проблемы:

1. Двойственное положение мирового судьи (к какому уровню судебной власти он относится?).

2. Трудности финансирования деятельности.

3. Возможно ли употребление термина "мировая юстиция"? В действующем российском законодательстве отсутствует данный термин. В юридической литературе высказывается мнение использовать в законодательстве определение "мировой суд", под которым рассматривать судебный орган, а мирового судью определить как физическое должностное лицо, представляющее судебный орган, а мировую юстицию - как систему мировых судебных ведомств, учреждений, их деятельность <*>. Считаю, что еще рано говорит об этом, так как не решен главный вопрос, какое место должен занимать мировой судья в системе судебных органов Российской Федерации.