Loading…
Нужен ли Европейский гражданский кодекс?

Амбициозный проект Европейского гражданского кодекса вызвал горячие споры, критику и часто неприятие. В июле 2001 г. Европейская комиссия инициировала большие публичные консультации по вопросу европейского договорного права. Несмотря на то что дискуссии касались только договорного права, они зачастую рассматриваются как индикатор политической воли европейских инстанций по вопросу о выработке Европейского гражданского кодекса.

1.Начиная с 1989 г. Европейский парламент поднимал данный вопрос в резолюциях, относящихся к гармонизации некоторых областей частного права. В Резолюции от 15 ноября 2001 г. он подчеркнул, что "глобальная гармонизация частного права государств-членов представляет собой чувствительный политический вопрос".

При первом приближении кажется, что линия разлома проходит следующим образом: осуждаемый теми, кто опасается, что уничтожение национальных гражданских кодексов еще в большей степени ослабит государства нации, проект поддерживается теми, кто видит в нем рычаг для дальнейшего прогресса федеративной Европы. Однако это такое видение является упрощенным.

2. Помимо политических ставок, помимо рассуждений экономического или юридического характера нельзя недооценивать символическое значение кодификации. Кодекс, пишет П. Бордье, представляет собой "операцию по установлению символов". Действительно, речь идет об операции в высшей степени символической. Европейский гражданский кодекс, символ европейского единства, может возникнуть на развалинах Французского гражданского кодекса. Однако последний, двухсотлетие которого мы готовимся встречать, сам по себе представляет символ. "Гражданско-правовая конституция Франции", "место памяти Нации", "цветок французской культуры", "грамматика нашего права", он олицетворяет континентальную правовую традицию в противопоставление общему праву. Таким образом, защита Французского гражданского кодекса, сопровождаемая "защитой и иллюстрацией французского языка", приобретает лирические аспекты, которые свидетельствуют об эмоциональном значении дебатов: ни юридические, ни экономические, ни даже политические, они носят преимущественно культурный характер. Но не следует прятать голову в песок: мир эволюционирует. Несмотря на то что Гражданский кодекс доказал свои преимущества, он постарел. Его наиболее старые части были либо преданы забвению, либо пересмотрены судебной практикой. Серия частичных реформ сделала его здание более хрупким. Без предварительной общей реформы наш Кодекс находится в достаточно неблагоприятном положении для того, чтобы претендовать на какое-либо значение в качестве модели в ходе неизбежного процесса унификации европейского частного права.

3. Перспектива принятия Европейского гражданского кодекса вызывает определенные вопросы. Можно ли уповать на то, что Европейский гражданский кодекс создаст последний бастион против американизации права и распространения техник common law в договорной сфере? Такая логика конфронтации двух правовых семей ни желательна, ни оправданна. Достойным сожаления будет оставить Великобританию на обочине дороги, которая приведет однажды к унификации европейского частного права, поскольку существуют несомненные точки соприкосновения. Позиции английского права не настолько сильно отличаются от наших, и данная правовая система не является враждебной по отношению к идее кодификации . Трудности возникнут, скорее, из того факта, что в Европе законодатели, слишком удаленные друг от друга, не привыкли к обсуждению своих юридических концепций и практически не используют сравнительно-правовой метод. Однако европейское право должно вести юристов, будь то судьи, адвокаты или преподаватели университетов, к новому видению сравнительного права, используя в качестве отправного начала понятия коммунитарного права.

4. В этом контексте, одновременно болезненном и многообещающем, лучшая из стратегий состоит, без сомнения, в том, чтобы предпринять реформу всего французского обязательственного права, участвуя в разной работе, связанной с унификацией европейского частного права. Создаваемые экспертные группы иногда упрекают в том, что они лишены легитимности. Критика целиком заслуженная в том случае, если данные группы претендуют на осуществление какого-либо влияния в рамках политического процесса, ведущего к принятию Европейского гражданского кодекса. Вместе с тем, если говорить о доктринальных работах, осуществляемых независимо, при полной сравнительно-правовой открытости и направленных на выработку рациональной модели, извлеченной из различных национальных правовых систем, то эти работы заслуживают всяческого поощрения. Вспомним (оставляя в стороне всякие пропорции), что Дома и Потье никем не были уполномочены для ведения работ, на которых был основан Французский гражданский кодекс. Применительно к дебатам, относящимся к Европейскому гражданскому кодексу, можно упомянуть знаменитое изречение Порталиса "Кодексы народов создаются со временем, однако в полном смысле слова их не создают". Но позволять времени делать свою работу - не значит оставаться пассивным.

5. Даже если проект Европейского гражданского кодекса вызывает значительные возражения по поводу его своевременностизапираться в башне из слоновой кости - худшая из стратегий. Процесс включения в широкое движение интернационализации и европеизации права практически неизбежен. Между полной обособленностью европейских национальных правовых систем и Европейским гражданским кодексом всегда есть другие формы, более умеренные. Цель данной статьи состоит не в том, чтобы высказываться за или против Европейского гражданского кодекса, а в том, чтобы дать почву для размышлений каждому, кто желает сформировать свое собственное свободное мнение относительно наиболее приемлемых решений. Для этого нужно определить ставки в споре и основные варианты его развития, не позволяя себя увлечь ни паническим настроениям, ни чрезмерному энтузиазму.

6. Как и любое мероприятие по унификации права, унификация европейского права может быть осуществлена только в том случае, если она будет представлять собой действительный прогресс, основанный на работе неоспоримого качества. Это означает, что Европейский гражданский кодекс не может создаваться в течение короткого периода времени. При настоящем положении вещей такой проект наталкивается на ряд препятствий. Первое заключается в отсутствии юридической базы в европейских договорах, второе - в слабости аргументов, выдвинутых в пользу любой унификации европейского частного права, третье - в отсутствии четкого подхода к выбору используемых методов. Три препятствия, которые поднимают три важнейших вопроса: какова юридическая база? каковы обоснования? каковы методы?

7. Вопрос о юридической базе часто устраняется. Можно подумать, что речь идет о ложной проблеме: в нужный момент компетенция будет легко предоставлена органам Европейского сообщества . Последовательные изменения европейских договоров: не свидетельствуют ли они о все новых расширениях полномочий европейских органов? Однако даже в этой перспективе унификация гражданского права должна оставаться в компетенции государств-членов. Действительно, в настоящее время договоры не закрепляют юридической базы для принятия Европейского гражданского кодекса; однако нет никакой политической необходимости в ее существовании.

8. В отличие от национальных законодателей коммунитарный законодатель не пользуется атрибутивной компетенцией. Он может действовать только в рамках положений, предусмотренных договорами. Трудности вызывает то обстоятельство, что коммунитарное право регулирует вопрос о компетенции не при помощи установления исчерпывающего перечня предметов ведения, а при помощи определения целей, которые следует достигнуть, видов деятельности, которые следует осуществлять, и функций, которые следует выполнять (см. ст. 2 и 3 Договора об учреждении Европейского сообщества - ДУЕС). В силу общего характера целей область коммунитарной компетенции не перестает расширяться, отсюда обращение к принципам субсидиарности и пропорциональности и их недавнее усиление, отсюда идея о новом осмыслении разграничения полномочий.

9. Принцип субсидиарности закреплен в нескольких нормах, среди которых ч. 2 ст. 5 ДУЕС, в силу которой "Сообщество действует в пределах полномочий, которые ему переданы, и целей, определенных договором". Этот принцип играет регулятивную роль в распределении полномочий. Его применение контролируется Судом ЕС. Если решение об осуществлении полномочий принято, сфера действия коммунитарного права определяется в соответствии с принципом пропорциональности. В силу ч. 3 ст. 5 ДУЕС "деятельность Сообщества не выходит за пределы того, что является необходимым для достижения целей настоящего Договора". Принципы субсидиарности и пропорциональности пользуются повсеместным признанием (в настоящее время стоит вопрос о повышении их значимости и о создании дополнительных процедур контроля за их осуществлением). Они же препятствуют слишком расширительному пониманию традиционных текстов, на которые ссылаются в поддержку унификации европейского частного права.

10. К числу данных текстов относятся ст. 95 и в меньшей степени ст. 308 ДУЕС. Статья 95 ДУЕС уполномочивает Совет принимать квалифицированным большинством голосов "меры, относящиеся к сближению национального законодательства государств-членов, которые имеют в качестве цели установление и функционирование внутреннего рынка". Коммунитарные власти ссылались на данный текст как на основу для различных директив, касающихся защиты потребителей. Если однажды будет разработан Европейский кодекс потребления (2 октября 2001 г. Комиссия опубликовала Зеленую книгу о защите потребителей в Европейском Союзе), он может быть основан на ст. 153 ДУЕС, которая направлена на обеспечение интересов потребителей и содержит ссылку на ст. 95. Но не следует превышать значение этой нормы прежде всего потому, что внутренний рынок уже существует, независимо от унификации европейского договорного права; затем, потому, что Суд ЕС недавно высказался против ее слишком расширительного толкования, напомнив, что она не должна использоваться для устранения различий, а призвана лишь устранить препятствия к свободному передвижению товаров и услуг.

Статья 308 ДУЕС разрешает Совету принимать единогласно и после консультации с Парламентом решения в том случае, "когда действия Сообщества представляются необходимыми для реализации в рамках функционирования общего рынка одной из целей Сообщества". Если данный текст и обеспечил значительное развитие коммунитарной компетенции, его использование в частном праве пока еще не слишком заметно. К тому же, поскольку данная статья требует единогласия Совета, государства-члены могут предпочесть пойти более классическим путем заключения международных договоров между собой.

11. Теория подразумеваемой компетенции также может быть оправданием для создания юридической базы для принятия Европейского гражданского кодекса. Закрепленная в 1956 г. Судом ЕС, данная теория направлена на обход буквального толкования договоров в пользу систематического и телеологического толкования, которое учитывает системный характер договоров ЕС и обеспечивает их положениям наибольшую эффективность. Сообщество, таким образом, будет располагать помимо своих выраженных полномочий теми, которые необходимы для их реализации. Однако основывать столь значимый проект только на этой теории означает нарушение принципов субсидиарности и пропорциональности.

Проект Европейского гражданского кодекса предполагает, таким образом, пересмотр договоров с целью расширения полномочий Сообщества. Но является ли это необходимым? Сильная Европа не означает Европу, компетентную во всех областях.

12. Проект Европейского гражданского кодекса, по видимости, поддерживается теми, кто благоприятно относится к федеративной Европе. Однако даже в этом плане Европейский гражданский кодекс не является необходимым по следующей причине: федерализм не предполагает единства гражданского права. Более того, разграничение предметов ведения в данном случае, скорее всего, должно быть осуществлено в пользу государств-членов.

13. Федерализм не предполагает единства частного права. Федерализм "существует, только если субъекты федерации являются настоящими государствами и обладают некоторыми атрибутами суверенитета", одним из которых является возможность вырабатывать собственные нормы гражданского права.

В этом смысле пример США очень поучителен: в силу десятой поправки к федеральной Конституции Союз пользуется атрибутивными полномочиями, а государства-члены - полномочиями в области общего права. Даже если после 1787 г. полномочия Союза заметно расширились (в силу действия принципа "подразумеваемых полномочий"), субъекты федерации сохранили собственное гражданское право. В 1938 г. в решении Erie Railroad Company v. Tompkins Верховный Суд США счел, что в области гражданского права не существует общих федеральных норм и что Конгресс не уполномочен принимать соответствующее законодательство. Common law является правом штатов в той части, которая относится к их компетенции (а это большая часть common law); отсюда большая значимость в США коллизионного права. Конечно, правовые системы различных штатов очень близки по отношению друг к другу, и американские судьи в силу Full Faith and Credit Clause должны признавать решения, вынесенные на территории других штатов. Существование Restatements, разработанных Американским институтом права посредством анализа судебной практики, немало содействует данному правовому единообразию. Restatements касаются главным образом договорного права. В тех же областях, где ведущую роль играет законодательство, единообразие достигается при помощи модельных законов. Так, Единообразный торговый кодекс был принят, иногда с изменениями, всеми штатами.

14. Правовые формы, похожие на Restatements и модельные законы, позволяющие государствам принимать их с учетом местных особенностей, могут послужить базой и для выработки европейского частного права; при этом прерогативы государств не будут затронуты.

При наличии действительной политической воли государств-членов, направленной на унификацию частного права, они вместо передачи части своего суверенитета Европейскому Союзу могли бы повлиять на свои национальные парламенты. С одной стороны, это в большей степени соответствует существующим договорам, а с другой - проект Европейского гражданского кодекса таким образом выиграет с точки зрения легитимности.

15. Не только федерализм не предполагает единства гражданского права. Недавние высказывания Европейского парламента и Европейской комиссии, выраженные в текстах, посвященных разграничению полномочий между Европейским Союзом и государствами-членами и будущему Европейского Союза, кажутся не соответствующими, а точнее - противоречащими проекту Европейского гражданского кодекса .

16. 15 мая 2002 г. Европейский парламент принял большинством голосов резолюцию по поводу "разграничения компетенции между Европейским Союзом и государствами-членами". Данный текст напоминает, что государства должны обладать "компетенцией в сфере общего права". В рамках распределяемых полномочий резолюция выделяет две категории предметов ведения: предметы ведения, по которым Союз должен фиксировать общие правила и осуществлять минимальное регулирование, в случае если "равенство прав или конкуренция могут быть затронуты" (п. 27), и предметы ведения, по которым "действия Союза могут быть осуществлены только в целях дополнения действий государств-членов, которые сохраняют общие полномочия" (п. 29). Защита прав потребителей относится к первой категории, гражданско-правовые договоры - ко второй. Что касается неперечисленных сфер гражданского права, здесь нужно обращаться "к принципу презумпции компетенции государства" (п. 21). Логика данной резолюции может быть резюмирована следующим образом: там, где Европа является компетентной, она должна быть сильной; однако границы должны быть ясно обозначены для того, чтобы избежать посягательств на сферы, зарезервированные за государствами-членами. Данный текст означает шаг назад по сравнению с предыдущими высказываниями Европейского парламента в пользу Европейского гражданского кодекса, не ограниченного сферой договоров.

17. Со своей стороны Комиссия в своем обращении от 22 мая 2002 г., названном "Проект Европейского Союза", настаивает на более эффективной международной политике и предлагает пересмотреть институциональные основы, объединив Договор о Европейском Союзе с коммунитарными текстами (п. 2.1). Говоря о разграничении полномочий, Комиссия полагает, что не нужно устанавливать их перечень, поскольку "недостатком подобного каталога было бы перечисление в строгой и искусственной манере предметов ведения Союза, что совершенно неуместно в условиях быстро меняющейся международной ситуации" (п. 2.2). Касаясь гражданского права, Комиссия говорит не об унификации, а о гармонизации, которую она подчиняет требованиям внутреннего рынка: "Желательная интенсивность гармонизации частного права связана с трансграничным измерением некоторых операций и необходимостью обеспечения надлежащего функционирования внутреннего рынка".

С целью соблюдения прерогатив национального законодателя Комиссия рекомендует европейским законам концентрироваться на "общих целях" и высказывается в пользу гибкой политики "рекомендаций, общих направлений и даже саморегулирования по вопросам, по которым в целом имеется согласие" (п. 2.2). Роль национальных парламентов снова становится неоспоримой.

18. Если в части выработки Европейского гражданского кодекса путь использования коммунитарных инструментов представляется закрытым, путь заключения международного договора, подлежащего ратификации, остается открытым. Остается лишь найти действенные обоснования такого проекта.

19. Для того чтобы преодолеть пассивность государств-членов, европейские инстанции ссылаются на аргументы экономического характера, которые направлены на убеждение наиболее расчетливых. Правовые аргументы представляются слишком двойственными для оправдания подобного мероприятия. Имеются еще аргументы культурного характера, основанные на плюрализме.

20. Сближение законодательства часто представляется как важный фактор либерализации и интенсификации межкоммунитарных связей. В июле 2001 г. Европейская комиссия инициировала обширные публичные дебаты по вопросу европейского договорного права, результаты которых были достаточно противоречивы. Обходя стороной вопрос о правовой базе, Комиссия обнаружила "проблемы, которые могут быть вызваны различиями национального законодательства в сфере договорного права". Анализируя мнения разных сторон (потребителей, предпринимателей, профессиональных сообществ, управленцев, публичных институтов, доктрины и всех заинтересованных) по поводу того, "препятствует ли наличие различных национальных законодательств в сфере договорного права прямо или косвенно функционированию внутреннего рынка, и если да, то в какой степени", Комиссия сделала требуемое заключение. По ее мнению, различия национальных законодательств в сфере договорного права тормозят трансграничные операции и увеличивают их стоимость. Данные различия, таким образом, представляют собой препятствия для функционирования общего рынка и в этой связи оправдывают коммунитарное вмешательство.

В 1989, 1994, 2000 и 2001 гг. Европейский парламент заявлял о необходимости подготовительных работ, направленных на выработку Европейского кодекса общего частного права. В Резолюции от 15 ноября 2001 г. Парламент ссылается на развитие электронной торговли и введение евро, которые делают унификацию частного права более насущной в силу увеличения трансграничных отношений. Учитывая данные экономические аргументы, Парламент предусмотрел следующий порядок действий: выработка документов в сфере частного права, закрепляющих концепции и решения, общие для государств-членов до конца 2004 г.; преподавание этих текстов в университетах начиная с 2005 г.; принятие комплекса норм, относящихся к договорному праву, после 2010 г.

21. Систематически используемый сторонниками Европейского кодекса договорного права экономический аргумент содержит многочисленные изъяны. Прежде всего, это количественный изъян: увеличение стоимости, связанное с различием национальных законодательств, никогда не было определено с достаточной степенью точности; к тому же расхождения между государствами-членами гораздо более важны в других областях права (налоговое право, право социального обеспечения, не охваченные проектом Европейского гражданского кодекса), особенно эти расхождения велики по отношению к третьим странам. Затем социологический изъян: ограниченное использование практикой существующих инструментов унификации права (прежде всего речь идет о Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, действие которой стороны могут исключить, что они часто и делают, или о Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА, на которые стороны практически никогда не ссылаются); заставляет сомневаться в экономических преимуществах унификации права. На третьем месте сравнительно-правовой изъян: можно привести в качестве примера США, где отсутствует унифицированная система и где Единообразный торговый кодекс служит моделью только для некоторых аспектов обязательственного права. Можно сослаться и на Великобританию, где шотландское гражданское право существует наряду с английским common law. Наконец, на четвертом месте изъян, который касается ставки в данных спорах: если экономический аргумент и имеет какое-то значение в части договорного права, то он теряет всякое значение, когда речь идет о других областях, например о семейном праве.

Экономический аргумент, таким образом, не всесилен. К тому же символическое значение Европейского гражданского кодекса слишком важно для того, чтобы можно было рассуждать с опорой только на требования рынка. Данный аргумент может быть послан как бумеранг обратно к тем, кто его выдвинул: если предположить, что действительно существует увеличение экономической цены, почему бы не подумать над правовой и культурологической ценой унификации права?

22. Правовые аргументы, выдвинутые в поддержку Европейского гражданского кодекса, основаны на совместимости, единстве, современности и определенности, которые привнесет унифицированное гражданское право. Несмотря на свою убедительность, они могут быть отвергнуты.

Унификация - средство достижения совместимости? До настоящего времени политика гармонизации европейского права осуществлялась благодаря коммунитарным регламентам и директивам без использования общеправового подхода. Данный феномен часто используют для того, чтобы подчеркнуть недостатки европейской конструкции. Действительно, Европейская комиссия отметила уязвимость подобного секториального подхода, который вредит совместимости всего европейского права и делает деликатным сосуществование между нормами европейского права и нормами государств-членов. Вследствие этого кодификация будет представлять собой своевременную операцию. Редакция, способ изложения, терминология будут пересмотрены, форма и содержание приобретут новое качество. Однако несовершенство секториального подхода не затрагивает все частное право. Оно касается главным образом права потребителей и вызывает необходимость, скорее, не в кодификации, а в уточнении коммунитарного права. К тому же, когда речь идет о договорах, впечатляющий перечень международных инструментов показывает, что в случае европейской унификации предстоит серьезная работа по обеспечению совместимости возможного Европейского гражданского кодекса со всеми существующими международными конвенциями.

23. Унификация - средство достижения единства? Можно сказать, что речь идет о единстве фасада. Действительно, единство предполагает определенное абстрагирование. Общие же концепции достаточно не ясны и как следствие - с необходимостью подвержены различному толкованию в зависимости от того, в каком государстве находится судья, выносящий решение. Другими словами, унификация требуется не только в законодательной сфере, но и в сфере правоприменения. Право живет только тогда, когда оно действует. Поскольку не может быть единого толкования, обеспеченного одним судом, постольку не будет и унификации. Остается только еще раз сослаться на Венскую конвенцию о договорах международной купли-продажи товаров, которую каждый национальный судья толкует по-своему, для того чтобы показать ограниченность процесса унификации в тех случаях, когда он не связан с созданием наднациональной судебной системы. Отсюда какова выгода от унификации, если эта унификация ложная?

Решение может, конечно, состоять в создании наряду с Судом ЕС Европейского Суда по вопросам гражданского права или даже системы европейских судов, заменяющих национальные суды. Но кто думал о цене и психологическом значении таких мер?

24. Унификация - средство модернизации права? Достижение данного результата возможно, но лишь в течение определенного периода. По его окончании унификация грозит вызвать окаменение права. В настоящее время вопрос об изменениях будущего Европейского гражданского кодекса еще не был затронут. Тем не менее он важен: логично предположить, что такие изменения должны быть осуществлены в соответствии с процедурами, используемыми при разработке первоначального текста. Это означает не только то, что национальный законодатель не сможет осуществить данную операцию, но также и то, что малейшие изменения текста потребуют либо единогласия (ст. 308 ДУЕС), либо квалифицированного большинства (ст. 95 ДУЕС). Если данный Кодекс будет принят в форме международной конвенции, потребуется созыв международной конференции и обеспечение согласия с изменениями всех государств-участников.

К тому же в договорной сфере сохранение различий в законах позволяет сторонам при помощи института автономии воли выбирать тот, который им кажется наиболее адекватным. Соревнование между правовыми системами гораздо лучше, чем единообразие, обеспечивает современность частного права.

25. Унификация - средство достижения юридической определенности? Если бы все гражданско-правовые законы в рамках Европейского Союза были идентичны, не было бы необходимости в поиске применимого права. Унификация норм материального права позволяет сэкономить на коллизионном праве - науке, которая является благом для одних университетов и проклятьем для других. Но действительно ли юридическая определенность предполагает унификацию? Следует ли во имя ее вырабатывать европейские нормы, которые будут регулировать даже внутренние отношения? Не предлагает ли международное частное право более точные способы определения применимого права, особенно тогда, когда коллизионные нормы унифицированы так, как это обстоит в области договорного права?

После того как международное частное право было упомянуто в первой части Амстердамского договора, Европейский Совет принял серию мер, осуществив таким образом действительную коммунитаризацию международного частного права, основываясь на ст. ст. 61 и 65 ДУЕС. Унификация коллизионных норм и норм о конфликтах юрисдикций идет своей дорогой и в достаточно быстром темпе благодаря использованию регламентов вместо традиционных международных конвенций, а также благодаря использованию директив для решения узких проблем. Такая эволюция подвержена критике по причине слишком большого спектра охватываемых вопросов. Тем не менее она не вызывает бурных эмоций. Действительно, ставка здесь гораздо более скромна и менее символична, чем в остальной части частного права: у нас во Франции нет Кодекса международного частного права. Унификация коллизионных норм (и в частности, норм, относимых к обязательствам) может представлять цель сама по себе. Однако данное минималистское решение, направленное на согласование различий правовых систем, а не на их устранение, не освобождает стороны от необходимости предпринимать иногда дорогостоящие исследования содержания применимого права. Здесь опять же можно обнаружить экономический аргумент.

26. Право представляет собой важнейший элемент культуры государства. Отсюда культурологический аргумент занимает центральное место в дебатах по вопросу о целесообразности Европейского гражданского кодекса. Он используется различными путями, иногда прямо противоположными. Те, кто враждебно относится к проекту Европейского гражданского кодекса, ссылаются на данный аргумент либо для того, чтобы защитить французское право от вторжения коммунитарного права, либо для того, чтобы отклонить проект, представляемый как продукт невозможного сближения между романской правовой традицией и традицией common law. Сторонники Европейского гражданского кодекса, наоборот, утверждают, что общая правовая культура уже однажды существовала в Европе благодаря сильному влиянию римского права и что она позволила сохранить единство в разнообразии. Тем не менее дух и метод jus commune сильно отличаются от духа и метода европейского права. К тому же некоторые историки права отрицают "фантазм jus commune", который питает "ностальгию по воображаемому единству, своего рода потерянному раю".

27. Отцы-основатели Европы создали ее на плюралистической основе как конфедерацию стран с различными культурными традициями. Спустя почти 50 лет после подписания в 1957 г. Римского договора об учреждении ЕЭС идея европейской культуры прогрессирует, не подменяя собой национальные культуры. Нет сомнения, что именно в соответствии с данным прогрессивным и плюралистическим подходом должна развиваться и европейская правовая культура. Сообщество европейских народов требует определенную меру общего права, но давайте не обольщаться правовым конструктивизмом, слишком поспешным для того, чтобы он мог стать частью культуры каждого государства. Никакой законодатель не сможет в течение нескольких лет создать европейскую правовую культуру.

Данный прогрессивный демарш в направлении общей правовой культуры должен рассматриваться как генеральная линия поведения, подверженная адаптации в зависимости от предмета регулирования. В этом смысле нужно различать сферы частного права, в которых присутствует сильное культурологическое и эмоциональное влияние, такие как семейное право и сферы частного права, в которых присутствует экономическое влияние, такие как договорное право. В договорной, коммерческой и финансовой сферах Франция, без сомнения, не имеет культурной политики, за которую стоило бы держаться до последнего. В противном случае она рискует оказаться в изоляции вместе с Гражданским кодексом, слишком древним для того, чтобы служить моделью, и неприспособленной правовой системой, отстающей от более прагматичных и менее символичных правовых систем соседних государств.

28. Судебная практика и доктрина уже поспособствовали созданию данной общей правовой культуры. Независимо от мероприятий по кодификации европейские и национальные судьи постепенно создают общее частное право. Несмотря на то что в течение определенного времени влияние практики Суда ЕС было достаточно ограниченным, его роль не перестает повышаться. Так же как и Европейский Суд по правам человека, этот суд определил общие принципы, которые отныне влияют на все затронутые правовые системы. Такая унификационная деятельность Суда ЕС может быть развита. Действительно, вместо того чтобы навязывать Европейский гражданский кодекс, не удовлетворяющий сторонников культурного и правового плюрализма, не следует ли, хотя бы в первое время, следовать австралийскому примеру. В Австралии, федерации шести автономных государств, Верховный Суд осуществляет функцию унификации частного права (в отличие от Верховного Суда США, который не обладает полномочиями в отношении права штатов).

Со своей стороны национальный судья превратился в судью, выносящего решения на основе коммунитарного права и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Он осуществляет, таким образом, "новую, глобальную и, по мнению некоторых, революционную миссию по адаптации собственной системы права к коммунитарному праву и Конвенции". Данная "конвенционная и коммунитарная задача национальных судей" создала "конструктивную динамику адаптации".

29. Что касается доктрины, частично и она выполняет культурную функцию посредством публикации научных работ и юридического образования. Доктринальные размышления по поводу европейского частного права и европейской юридической культуры так многочисленны, что было бы невозможно их все перечислить. Некоторые работы, озаглавленные "Европейское договорное право", уже были опубликованы; речь в них идет не о коммунитарном праве, а о принципах европейского договорного права. По инициативе профессора Уолтера ван Жервена в 1994 г. стала публиковаться серия "Jus Commune (Casebook Project)". Также следует отметить программу исследований Университета Тренто "Common core of European private law", возглавляемую Уго Матеи и Мауро Буссани.

Годы и даже десятилетия пройдут до того момента, как европейская правовая культура повлияет на сознание через систему юридического образования. Следует стремиться к тому, чтобы данный процесс развивался в наилучших условиях, предполагающих, в частности, использование многих языков. Для этого нужна не только большая интеграция компаративистского измерения в преподавание областей, связанных с частным правом, но и учет в учебных курсах французских университетов логики и решений частного права других государств-членов. Наконец, следует развернуть новые сравнительно-правовые исследования, отталкиваясь от существующего европейского права.

Автор защищает идею права, достаточно гибкого для того, чтобы наличие многих языков не было препятствием к выработке общих норм.

Отсутствие правовой базы в европейских договорах, относительная слабость приведенных доводов создают сомнения в необходимости проекта Европейского гражданского кодекса, который был бы навязан насильно и поспешно. Однако, поскольку невозможно идти против движения истории и препятствовать интернационализации права, поскольку Франция, в свою очередь, нуждается в новой кодификации, следует продолжать размышления и поиски наилучших методов развития европейского частного права.